17:39 

Шаги по стене 2

* * *
«И где же мне взять вертолет?» – размышлял МакЛауд.
Представительство Рейтер своего вертолета не имело и при необходимости брало их у трех местных фирм, но все они предоставляли машины только со своими пилотами, а болтливость местных жителей исключала секретность. «И почему я сам не выучился водить вертолет? Договорился бы с пилотом.»
Перебрав все варианты, он нашел выход и, взявши камеру для съемок, поехал на рудник в Мокку. Рудник принадлежал китайской компании и с господином Чжаном, главным инженером, он успел познакомиться.
Однако, подъехав к поселку китайцев, он почти сразу почувствовал Зов. И, пожалуй, из кабинета главного инженера. Смахивающая на фарфоровую статуэтку секретарша, предложила ему чаю и попросила подождать – господин Чжан занят.
– Может, я тогда пойду, поснимаю, где мы договаривались?
К нему приставили менеджера, опять же китайца, который поводил его по цеху переработки, а поскольку МакЛауд о Китае знал несколько больше среднего европейца, особенно о китайском искусстве, то скоро они болтали от души, и господин Ли не слишком придирался, если в кадр попадали злые лица и рваная одежда.
– Вы так хорошо разбираетесь в эпохе Мин…
– Это потому, что я занимался антиквариатом.
– О! а здесь вы оператор? Почему? Антиквариат стал невыгоден? – не поверил господин Ли.
– Нет, конечно. Если в деле разбираешься, то… Честно говоря – не знаю. Просто наступил момент, когда хочется уйти от красивых вещей вот сюда, – он широким жестом обвёл двор между цехом и складом готовой продукции и, видя, что китаец ошарашен, добавил: – Может быть, намотавшись по этим дорогам, джунглям и деревням, я снова захочу заниматься антиквариатом.
После экскурсии по заводу, его пригласили к Чжану. Зов не совсем исчез, но ощущался где-то на пределе. С Чжаном Мак познакомился около месяца назад, когда забирая журналистов, спасенных с перевернувшегося парома, прихватил и молодого китайца, оказавшегося сыном Чжана.
Сейчас тот легко согласился на просьбу МакЛауда предоставить ему вертолет по первому требованию и обеспечить молчание пилота.
– Сколько это будет стоить?
– О, там сложно посчитать. Аренда – одно, страховка – другое.
– У меня есть деньги, – улыбнулся шотландец.
– Э-э-э… – сказал господин Чжан, и означало это: «Откуда у вас деньги, если чаще всего вы водите машину, а то и деретесь с местными».
МакЛауд улыбнулся шире. Господин Чжан не стал размахивать руками, только пальцами пошевелил:
– Мистер МакЛауд, давайте вопрос о стоимости обсудим, если с вертолетом что-то случится. А если нет, как я надеюсь, то будем считать, что я дал вам его для съемок нашего городка для рабочих, – при этом он улыбнулся, но в глазах вдруг полыхнула ненависть. – Ну и я надеюсь, что мне не придется обращаться к вам с просьбой о спасении кого-либо из моих сотрудников, но вдруг…
Как обычно, уезжающего МакЛауда попросили подвезти двух человек из администрации до столицы. Мак согласился, чувствуя что рад попутчикам – несмотря на успех его миссии сюда, нервы были напряжены. Да и присутствие неизвестного бессмертного настораживало.

* * *
МакЛауд знал, что читал обычный состав корпункта, когда подбирал для себя место работы в Африке. Читать то читал, но вспомнить не мог, потому что реальность от схемы отличалась решительно. В корпункте был всего один корреспондент, один оператор (и звуко-, и видео-) и несколько фрилансеров, то появлявшихся, то исчезавших, но делавших большинство сюжетов. Реально корпунктом управлял Фаго. Зато штатный корреспондент Джонни – у него седина пробивалась в черных курчавых волосах, но звать себя он требовал именно так, по-свойски – разбирался в местной экономике как бы не лучше здешних министров, банкиров, не говоря уже о журналистах.
После поездки МакЛауд заглянул к нему, скинул запись – так полагалось – и спросил, почему, по его мнению, господин Чжан так мрачен.
– Наверное из-за Коллума, это рудник той же компании, только сильно восточнее.
– А что там?
– Главного инженера убили, позавчера. Власти пока скрывают, но завтра Ассошиэйтед Пресс всё равно опубликует.
– А кто и за что?
– Рабочие, там забастовка, а он вздумал с ними ругаться. Кто-то и психанул.
– А почему не мы опубликуем? – переспросил Мак.
– А мы вчера об этом сообщали в бизнес-новостях. Их просто читают только заинтересованные лица, – и покосившись на призадумавшегося Мака, добавил: – Китайцы думали, что Африка – подарок, а это не так. У белых были какие-то идеи, а они лезут, чтобы быстро разбогатеть и удивляются, когда так получается.
– Как будто европейцы новые земли открывали не для того, чтобы разбогатеть.
– Ты не понимаешь, – покачал головой Джонни. Сам он был темнокожим, но из США, и имел свой взгляд на расовые отношения.
– Куда уж мне, – фыркнул Мак и хотел уйти, но Джонни еще имел что сказать:
– Задержись. Ты интересовался Атиджей…
– Да?
– Я понял наконец, здесь когда-то работала одна горно-добывающая компания, кажется из Австралии, у них была причуда – они все свои объекты называли в честь австралийского Лайтинг Риджа, а местные переделали в Атиджу. Надо только номер знать, которая из них.
– Спасибо, – улыбнулся Дункан американцу.

Следующие дни оказались сплошной нервотрепкой: был вертолет, была связь с Грейс (эсэмэсками) и с Мадиш, но регион накрыла буря. Наконец, на третий день, считая от визита к господину Чжану, погода взялась за ум, дождь прекратился, и тучи исчезли, будто их и не было.
В аэропорт он поехал после полудня, они с летчиком договорились, что вылетать надо часа в два ночи, а перед этим неплохо хоть немного поспать. Летчика звали Гюнтер и числился он гражданином ЮАР, работал, по его словам, по всей Африке, ну а говорил по-английски с немецким акцентом. Куда и зачем они летят, МакЛауд рассказал, Гюнтер посмотрел на него внимательно, кивнул молча. Это было еще в день знакомства. С тех пор они разговаривали по телефону, и со слов летчика всё было в порядке. Взлетать они должны были с площадки расположенной отдельно от основного поля аэродрома.
Подъезжая, он почувствовал Зов. Это было несколько неожиданно. Он завел машину в мастерскую, служившую здесь и гаражом, и гостиницей. Навстречу ему вышел Бессмертный – квадратный негр, на лице которого читалась сосредоточенность и чуть ли не изнеможение. В стороне сидели за столом, стояли несколько человек – техники и пилоты, в том числе и Гюнтер.
– Я хочу твою голову, – сказал Бессмертный просто. В левой руке он держал мачете.
– Я Дункан МакЛауд…
– Я тебя знаю, ты убил Лютера.
Горец не встречал раньше того, кто стоял перед ним, и явно хотел драться немедленно.
– Как твое имя?
– Пьер.
– Хорошо, Пьер. Мне сегодня надо лететь по делам, завтра я вернусь, и мы можем сражаться, – Горец старался не улыбнуться, чувствуя, что это может подействовать провоцирующее.
– Нет, сейчас.
– Здесь полно смертных.
– Они ничего не поймут. Мы зайдем за здание, если ты забыл свою саблю, я просто отрублю тебе голову.
Положение становилось дурацким. Вдобавок, Гюнтер пошел в их сторону, вероятно поняв, что происходит что-то странное.
– Хорошо, идем за здание. – Он достал из машины катану, стараясь делать это незаметно для смертных.
– Э, мистер, вы в порядке? – окликнул летчик.
– Да, я сейчас! – крикнул Мак и, тише уже, Пьеру этому непонятному: – Показывай, куда идти.
На лице того напряжение сменилось радостью, и он двинулся к воротам, продолжая удерживать Мака в поле зрения. Горец драться не собирался, прежде всего потому, что выброс витано, не говоря уже о том, что будет заметен всем подряд, выведет из строя или вертолеты, или оборудование, или то и другое вместе.
Едва они завернули за угол, как выяснилось, что Пьер драться на мечах тоже не собирался: его мачете так и осталось в левой руке, зато в правой оказался нож, который он со всей силой попытался вонзить МакЛауду в сердце.
Горец отпрянул и тут же ударил катаной по правой руке, стараясь выбить нож, но попал по самой руке. Пьер глухо вскрикнул и, отскочив теперь назад, выхватил пистолет.
Горец опередил его. Бесшумный выстрел из небольшого, смахивающего на игрушку, пластмассового пистолета свалил нарушителя правил. Пистолет перед отъездом дала ему попользоваться Аманда, сказала, что сделан был всего в нескольких экземплярах и не обнаруживается магнитными рамками.
МакЛауд огляделся, убедился, что рядом никого нет, и задумался, что делать. Он забрал у Пьера всё оружие, забросил его в ближайшие заросли. Горец не знал, через сколько тот восстановится, на всякий случай связал его, заткнул рот и в таком виде подсунул под отрывающейся от стены кусок рифленой обшивки. После чего вернулся в здание. Кажется, здесь никто не обратил внимания на его и Пьера отсутствие.
– Гюнтер, мы можем вылететь сейчас?
Летчик приподнял бровь, но сказал:
– Машина готова. Если диспетчер выпустит…
– Идемте. С кем здесь договариваться о моем автомобиле?
Уже на поле он объяснил летчику, что на место им всё равно надо прибыть на рассвете, так что придется где-то переждать.
– Это из-за того мужика?
– Да.
Гюнтер поглядел внимательно, спросил:
– Он жив?
– Что?
– Вы с ним ушли, вернулись один. Я не лезу в ваши дела, но поскольку мы сюда должны вернуться…
– Жив, не беспокойтесь.

URL
   

steppe-wind

главная