15:11 

Шаги по стене 2

* * *
В развалинах тренировался отряд человек в десять: быстро лезли на стены, перемахивали черех преграды, стреляли, прыгали.
– Ну и как тебе? – поинтересовался Карл.
– Выглядит эффектно, но я мало что в этом понимаю, – улыбнулась Мадиш.
– Венену воевал и даже командовал, и с ним неплохо работается. Ты заметила, что в «пантеры» мы подбираем парней из разных племен?
– Ты думаешь, я разбираюсь в племенах?
– Ты ведь говорила, что раньше бывала в Африке. – Мадиш кивнула. – А скажи – когда это было и в каких краях?
– Лет четыреста назад, нет, больше уже. Сначала на Мадагаскаре, потом приплыли на континент, в Эфиопии жила.
«Пантеры» кончили бегать и собрались вокруг Венену, он что-то им объяснял. Мадиш потянула Карла с площадки вниз, продолжая говорить:
– Но мне трудно сравнивать нынешнее с прошлым. А эти «пантеры» должны будут оборонять Высокие Холмы или хочешь кого-то вразумлять?
Карл невольно нахмурился, но уходить от ответа этой подруге было как-то неудобно.
– И то, и то.
Мадиш промолчала.
– Думаешь, их слишком мало?
– Вы ведь надолго собираетесь здесь делами заниматься? – ответила она.
– Ну а ты как, хочешь с нами остаться или…
Они шли к основному комплексу, кругом низкая посохшая трава, никого не видно, она закинула голову так, чтобы смотреть лицо в лицо:
– С вами – не знаю, с тобой – да!
Карл неожиданно для себя смутился. Говорить ей, что дело возрождения Африки для него важнее только что возникшей связи, он не стал.
Они остановились на развилке тропинок.
– Ты хотел мне показать, чем Луиш занимается.
Он призадумался. Потом объяснил:
– Разве? Новичков к Луишу не водим. У него там ученые, лаборатории…
– Луиш – исследования, Венену – оборона, ты – экономика или политика.
– Я занимаюсь тем, что горит. Политикой, идеологией – должен заниматься Кваме – он скоро приедет.
– А Боско и Пьер?
Карл подмигнул:
– Пока бездельничают.
Они рассмеялись вместе.
– Пошли, скоро обед, – напомнил Карл.
– Сейчас. А это что?
Несколько в стороне от развилки тропинок стояла вырезанная из дерева статуя, изображавшая, надо понимать, человека. Или, может, леопарда, судя по хвосту, или какое-то божество.
– Что ты знаешь об африканском колдовстве?
– Мало. А ведь африканская магия вполне жива, опирается на традиции и богатство растений, которых больше нигде нет, даже в Южной Америке, – сказала Мадиш задумчиво.
Робинсон помрачнел:
– Пошли. Был у нас некто, тоже говорил, что магия это африканская традиция, то, сё. Столб этот поставил, куриной кровью мазал…
– Что-то случилось? – спросила Мадиш, следуя скорее тону, чем словам Карла.
– Поехал проводить ритуал вызова какого-то бога…
Мадиш поглядела изумленно:
– Прямо бога?
– Ну, он так утверждал. Что там случилось, мы не знаем. Вроде что-то взорвалось.
Мадиш передернула плечами. Робинсон не понял – ощущение опасности или недоумение. Заметил:
– Его звали Нофри, ты его не встречала?
Девушка отрицательно покачала головой, и это было правдой, потому что Нофри она действительно не встречала, а что Митос о нем рассказывал, так об этом же вопросов не было.

– Я завтра уезжаю, – сообщил Карл под утро, когда они проснулись и снова занялись любовью. – Не кусайся!
Она засмеялась, потом когда он всё-таки откатился, спросила:
– Завтра это сегодня или завтра?
– Сегодня.
– Надолго?
– Если всё в порядке будет с транспортом, то дня на три.
– Значит на пять. Опасно?
– Нет, переговоры. С китайцами. Результата пока не будет, но с ними важен процесс.
– Я не поеду.
Он приподнялся, пытаясь разглядеть выражение ее лица.
– То есть?
– Мне там делать нечего, я не дипломат абсолютно.
– А меня вдохновлять, – попытался он пошутить.
– Для хода переговоров полезнее будет мое отсутствие. Будешь злее. А потом, вдруг для тебя приготовили любовницу, а я помешаю, и меня отравят, а я не отравлюсь, твои партнеры занервничают…
– Что за чушь?
– Это не чушь, это прозрение.
Карл фыркнул. Она пару раз вдруг прикидывалась глупой, и он не знал, как себя вести. Разве что ответить глупостью:
– А, ясно, в Венену влюбилась или в Пьера.
– Вот его обязательно возьми, будет оттенять тебя на переговорах, очень полезно. Карл, если настаиваешь, я поеду, но вообще-то у меня только здесь стали завязываться какие-то отношения, и я хочу дальше поглядеть, разобраться.
– А как насчет вражды с Боско?
– Нормально, я вчера его угостила очень вкусным блюдом – он же сладкоежка, а вот Гоко забери, я его боюсь.
Карл промолчал. Пьер Гоко был нечастой, слава всем богам, разновидностью бессмертного – витановым наркоманом. И в одном Мадиш права – ему с ней слишком хорошо, при нудных переговорах, он будет не о деле думать, а…

* * *
Джо вынул из принтера листок, прочитал, перечитал, начал править. Ситуация была не уникальной – очередная девушка-наблюдатель влюбилась в назначение. Говард Лесситер – только что закончивший футбольную карьеру в Лондоне и задержавшийся на несколько месяцев в Париже. Ну и кто будет разбираться в очередной истории? Конечно, Доусон.
Он вздохнул. Девушка клялась, что бессмертный ничего не знает, а вранье в ее рапортах получилось чисто случайно. Трибунал, естественно, не верил.
Перечитав правку, он отложил бумагу в сторону и призадумался. Надо было сначала сформулировать собственную позицию, а потом уже мудрить, чтобы стало не хуже, чем есть.
Легкий, на грани слышимости, звук отвлек его внимание, он перевернул листок и обернулся.
– Привет.
– О, господи, Митос! Ты откуда? Как ты вошел?
У Старейшего улыбка была хоть не до ушей, но близко. Джо попытался остаться серьезным, но не получилось. Митос расположился на диване, задумчиво поглядев на шкафчик с встроенным холодильником.
– Как ты вошел? – нахмурился Джо.
– Объяснил твоему уборщику, что я твой друг, – улыбнулся Бессмертный.
– Какому уборщику?
– Уже утро.
Джо глянул на часы, вздохнул, сунул бумаги в стол, выключил ноутбук и принтер. Поколебался и решил, что лучше сварит кофе.
– Откуда ты сейчас? Решил вернуться в Париж?
– Нет, я проездом. У тебя серьезные неприятности?
– А-а, – отмахнулся Джо, – просто не спалось, вот и пришел раньше времени.
– Это хорошо, – протянул Митос рассеянно. – Как там дела у Мака?
– А ты не знаешь?
– Мы обменивались короткими постами да и то редко.
Джо выразительно пожал плечами:
– Мне он тоже пишет мало, хотя сами письма последнее время стали длиннее, но в основном об африканском искусстве. Думаю, что работы у него много, а обстановка там сложная и для него достаточно неожиданная. Так что он не скучает.
– Ваших людей южнее Сахары по-прежнему нет? – поинтересовался Митос почти равнодушно.
– Так откуда ты приехал? – спросил Джо выразительно, мол ты мне не отвечаешь о пустяках, а с меня хочешь секретные сведения.
Митос допил последние капли кофе, отставил чашку в сторону, прислонив к спинке дивана, и демонстративно развел руками:
– Забрел я тут в одну контору, на работу устроиться, и натыкаюсь на парня, которого в архиве когда-то встречал, он тогда в академии учился. Татуировка на месте. А работать он собирается в Африке.
– А ты хочешь туда поехать?
– Да вот хотел, а теперь думаю – стоит ли рисковать?
Джо откинулся в кресле. Задумался. Сколько раз собирался он покопаться в старых документах Ордена, прояснить для себя – в прошлые времена действительно Наблюдателям удавалось делать свою работу не выдавая себя объектам, или это иллюзия, которую стараются внушить новичкам? Потому что в настоящее время это всё сложнее и сложнее.
Во всяком случае, присутствие Митоса рядом с наблюдателями в той странной миссии, в которой Орден решил поучаствовать, может оказаться невредным, по крайней мере, с точки зрения безопасности.
– Слушай, парень, ты мне сейчас расскажешь, что ты задумал, а я постараюсь выяснить, как мы можем оказаться полезными друг другу.
Митос засмеялся и пересел за стол.

URL
   

steppe-wind

главная