Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: горец (список заголовков)
17:45 

Перемена мелодии

Закончилась Летняя фэндомная битва 2015 года, и я начинаю растаскивать свои немногочисленные творения по разным норкам. Сюда попадает небольшая вещь (мини) из любимого жанра "повседневность". Это про Клаудиу Жардин, Кедвин и Дункана МакЛауда. Время действия: постканон.



@темы: Горец

21:56 

Время – моя дорога (окончание)

* * *

Книга оказалась на испанском языке. Кира знала его в пределах — понять, что в серенаде поют, ужин в ресторане заказать. Если автограф, хоть с трудом, она прочла, то художественную литературу предпочитала на французском, в последние десятилетия стала читать на английском.

Так и представила — красивое купе, любезные попутчики и французская книжка. Картина очаровательная, но мобильность, когда влезаешь в незнакомое дело, а может и в два незнакомых дела, полезней. Так что придется вести машину, тратиться на бензин и слушать аудиокнигу.


Отбирая вещи, которые надо будет взять с собой, она добралась и до сумочки, в которой держала украшения. Она была не из тех женщин, которые без них жить не могут, но иногда одевала, а с некоторыми вещичками бывает трудно расстаться.

Голубой, каплевидный камень, удерживаемый в прорезных крыльях серебряного дракончика, сам залез ей в пальцы. Она купила его в прошлом году на ярмарке в Туркове. Сердце екнуло. Такой же камень-капельку носил в косе Каст. То, что в купленном камне не было дырочки, было объяснимо — за прошедшую тысячу с лишком лет узкий кончик с дырочкой запросто мог обломиться.

Она решительно повесила кулон на шею, спустив дракончика с камнем в вырез кофты, и велела себе успокоиться. Это был не тот камень, явно. Мало ли голубых прозрачных камней бродит по свету. Камни долговечнее людей, даже бессмертных.

* * *

Из Праги она выехала ранним утром и скоро оказалась на немецком автобане, чья безликая надежность позволила не думать о дороге и спокойно слушать книгу.

Среди занятных и приятно жизненных персонажей романа сначала вроде случайно мелькнула, потом стала появляться всё чаще и чаще красивая девушка с текучими движениями. Ближе к середине ее убили, потом она появилась снова, нисколько на призрака или зомби не смахивая, и обещала главному герою всё объяснить потом.

К моменту, когда Кира свернула с трассы к Парижу, персонажей перебили почти всех, а загадочная девушка начала рассуждать о разнице между демонами и ангелами. Въехав в город, Кира отключила текст, решив дослушать в гостинице, а пока сосредоточиться на столичных улицах.

* * *

Аманда нисколько не изменилась: лукавые глаза и соблазнительная улыбка. Зачем-то перекрасила волосы в белый цвет. Предложила вино, но суровый Ник возразил, что "девушки" могут поболтать потом, а сейчас надо обсудить дело.

Кира вопросительно скосила один глаз на Аманду, но та сделала вид, что не заметила. Заговорив о деле, Ник стал менее суровым, рассказывал толково, напирая на опасность. На губах Аманды мелькнула ироническая усмешка.

— Да, интересная история, — сказала Кира, когда Ник замолчал.
— Опасная, я думаю, — настаивал тот.
— Пока что неопределенная, — заметила Аманда.
— Наверное, у мисс Киры есть вопросы?
— Будут. С вашего позволения, я подумаю, и у меня обязательно возникнут вопросы.

Перекинулись еще несколькими репликами, и Ник ушел, сославшись на дела. Две бессмертные женщины, поулыбавшись ему на прощание, чуть свободнее расположились на диване и кресле, Аманда разлила вино.

Некоторое время они сидели молча, смакуя напиток, потом Аманда тряхнула головой и сказала:
— Спрашивай.
— Ты или он как-то лично заинтересованы в этой истории?
— Нет, нет. Заказ, заработок, больше ничего.
— Ник давно стал бессмертным?
— Недавно. Очень недавно. И пока еще не освоился.
— Мне кажется, нынешним людям это дается труднее, чем в прошлые времена.
— Ну, не знаю, — отмахнулась Аманда. — Я не умею быть учителем, но один знакомый несколько лет назад подкинул мне девчушку — сорвиголова, никаких переживаний по поводу бессмертия. Нет, Ник просто бывший коп, причем идеальный коп.

Кира, молча, слушала. Она понимала, что Аманда может болтать очень долго, а она, сидя в мягком кресле и с бокалом хорошего вина, могла слушать. Но Аманда вдруг умолкла и поглядела странно.

— Я подумаю, почитаю ваш отчет, может быть, съезжу посмотреть на этого миллионера. Потом дам ответ.
— Конечно. Я сегодня должна уехать, так что запиши номер телефона Ника и, если придется с ним встретиться…
Кира поощрительно кивнула.

— Ну, видишь ли, — вздохнула Аманда, кажется искренне, — он встречал несколько бессмертных. Разных, естественно, одни подонки, другие почти святые. И просто нормальные люди. Но он всё еще считает нас монстрами, и себя тоже. Если возьмешься за это дело, то тебе с ним работать — постарайся произвести на него положительное впечатление.

Последняя фраза прозвучала почти жалобно.
— Аманда! Ты ли это?
— Я, я. просто он уже достал меня своей правильностью и недоверием.
— Это пройдет, — пожала плечами Кира, и тут ей пришло в голову, что с Амандой можно и посоветоваться. — У меня тоже есть проблема.

И она рассказала о книге известного писателя.
— Ну, можешь ему письмо написать. Вопрос — насколько ты ему доверяешь. Про меня несколько смертных знают, но я как-то не думаю об опасности от них. А с другой стороны, он писатель и журналист — с ними лучше не откровенничать, а то такого напридумывают.
— Уже.

* * *

После всех разговоров и довольно крепкого вина Кира решила проветриться, побродить по улицам. Она любила города с их неожиданностями чуть ли не за каждым углом. Разными неожиданностями.

Сейчас она с удовольствием шла по городу, то радуясь встрече со знакомым зданием, то открывая нечто новое. В одном переулочке она последний раз была веке в семнадцатом — нет, по крайней мере, три четверти домов были совсем новыми, но изгиб переулка и башенка со шпилем… А круглое окошко в первом этаже — заложенное кирпичами, заштукатуренное и облупившееся, напомнило о конюшне.

Так она вышла туда, куда не собиралась: дом с надменными кариатидами, где она не уберегла Ричарда.

Может, не влюбись она в него, он бы уцелел? Она много думала об этом и вроде как пришла к выводу, что в тот раз сделала всё, что могла. Просто вспоминаешь и больно…

Она вздохнула и пошла прочь. Где-то рядом стояла баржа шотландца, красивого парня. А может он не только красивый, но и везучий, жаль, что тогда их встреча была такой короткой. Может быть…

Увы, баржи на месте не было. Жив ли ее хозяин и просто сменил место обитания? Она поднялась на мост, поглядела на реку — баржи в окрестностях видно не было. Пожалуй, пора возвращаться в гостиницу, сказала она себе, глядя в текучую воду.

Вениа (бывшая Виндобона, будущая Вена), 670 г.
Большая плоскодонка пересекла Данубис, с трудом можно было разглядеть, как выводят коней на противоположный берег. Что ж, все лошадки проданы, можно возвращаться к себе в поместье. Но глаза все не хотели оторваться от великой реки.

— Госпожа Кира, — позвали ее тихим голосом.

Бессмертная обернулась, привычно положив ладонь на рукоять спаты. Близко к ней подошел мальчишка с выражением испуга на лице, шагах в десяти от него стоял парень, судя по вышивке на одежде славянин, на поясе короткий сакс в ножнах.

— Вы меня не промните? — продолжал мальчишка. — Я Карн, был учеником у мастера Теофила.
— Помню, — улыбнулась Кира, — просто ты вырос. Тебя Теофил прислал?

Мальчик кивнул и, не произнося ни слова, глядел на нее, закусив губу. Парень подошел ближе, поклонился и, бросив взгляд по сторонам, сказал негромко:

— Госпожа Кира, я Борич из дома благородного Турвида, это я привез Карна сюда из Велеграда. Нам надо вам рассказать, но чтобы чужие не слышали.
Кира хмыкнула. Парень тревоги не вызывал, посторонних вокруг было немного, и, кажется, никто ими не интересовался. Похоже, ей хотят сообщить не слишком приятные новости.
— Говорите здесь, а то скоро ворота закроют.
— Мастера Теофила убили!

Теофил был бессмертным, Кира знала его как Каста, встречала в Риме, но он упоминал, что не из римлян происходит. Там они были слегка знакомы, здесь, среди новых народов, встретиться двум осколкам великого мира было чудом. Память о прошлом швырнула их друг к другу, и они были счастливы. Потом слегка отдалились, оставаясь друзьями, но три года назад, после очередного набега авар, Кира решила перебраться западнее, Каст остался. Он числился придворным лекарем — с намеком, что скорее маг, чем лекарь — при дворе правителя, захватившего власть в ходе междоусобицы, вспыхнувшей после смерти Само.

— Рассказывайте по порядку и подробно, — велела она, присев на бревна, приготовленные к сплаву.
Со слов мальчика Теофил поссорился с любовницей нового князя.
— Ее зовут Хильда, но мастер велел сказать тебе, что ее истинное имя Нафтиса. Перед тем, как за ним пришла стража, он велел мне спрятаться, а если он умрет, то разыскать тебя и сказать ее истинное имя. Она ведьма.
— Дальше.

Собственно, дальше пошли уже детали. Когда Каста схватили, Карну удалось ускользнуть. Теофила он больше не видел, в городе было объявлено, что тот казнен за измену, голову его выставили над воротами. Карна разыскали люди Турвида и спрятали, а потом он поехал вместе с Боричем к ней, госпоже Кире.

Рассказ Борича был со слов Турвида. Теофилу голову отсек сам князь, после чего по пещере, в которой всё происходило, стали летать молнии, ударившие затем в госпожу Хильду. Она морщилась и качалась, но нисколько не пострадала и всячески показывала, что наоборот — ей приятно.

Парень рассказывал, Кира смотрела в сторону реки — не к чему им видеть ее глаза. Дрянь Нафтису она тоже встречала в Риме. Обычно та служила гетерой, одно время даже брала себе имя Фрины. С удовольствием обирала любовников, была за ней какая-то очень темная история…

— Ее все считают великой колдуньей и боятся, — закончил парень.

Кира посмотрела ему в лицо: симпатичный парнишка, кажется, он Турвиду приходится сыном от рабыни. Сам-то он Нафтисы не боится — воображения не хватает. А вот сам Турвид опасается и хочет ее, Киру, использовать в каких-то своих интригах. И даже понятно каких — ее руками от колдуньи избавиться. И ведь прав.

— Какие слухи ходят о планах Хильды? — спросила она холодно. Горевать о Касте на людях она не будет, лучше говорить о деле.
— Ну, сказывают, она хочет похода на каганат.
— Пусть авары князя убьют, а богатства его, не без помощи Нафтисы припрятанное, ей достанутся?

Мальчишка рот раскрыл, а парень, помявшись, сказал, что госпожа Хильда говорит, что господарь точно аваров победит.


* * *

Кира оторвала взгляд от воды, улыбнулась глядевшей на нее с тревогой прохожей и зашагала к берегу. Впереди была жизнь и, как минимум, приключение. А со знаменитым писателем лучше случайно встретиться на каком-нибудь светском мероприятии, улыбнуться, пошутить, поблагодарить за книгу. Рассказать о себе правду? Там видно будет.

_________________________________________________________________
Примечание:
О государстве славян, правителем которого был Само, известно мало, поэтому я рискнула использовать в качестве названия его столицы Велеград, который был на самом деле столицей Великой Моравии, возникшей примерно на той же территории, что и государство Само, спустя приблизительно полтора столетия.

@темы: Горец

21:52 

Время – моя дорога (продолжение)

* * *

В пакете оказалась книга. Подарочное издание в специальной упаковке, вскрытой и снова заклеенной.
Она сняла пластик, раскрыла книгу и прямо на форзаце обнаружила не посвящение, а целое письмо к ней.

"Первый раз я увидел вас в аэропорту Хартума — юная девушка с грацией леопарда. Познакомились мы позднее, и я помню, как нес ваше холодеющее тело и глядел на красное пятно, расплывающееся по вышитой кофте. Потом вы «вернулись» — позвольте употребить именно этот термин — и я с мучительными сомнениями наблюдал за вами. Я мог бы убедить себя, что это все было видением. Но я снова, и опять в аэропорту, увидел вас. Несколько часов вы скучали в ожидании вылета, а я наблюдал, оставаясь незамеченным. Казалось, за прошедшую четверть века, вы стали моложе. Чтобы не сойти с ума, я написал книгу, которую вы сейчас держите в руках. Если не читали раньше — прочтите. Недавно я опять увидел вас и теперь знаю, где вы сейчас находитесь. Единственное, чего я хочу — узнать, что это значит. Ваш…"

И короткая роспись.

Книгу Кира не читала, хотя имя на обложке было очень известным. Каким образом беззаботная ученица Ксантии и знаменитый писатель узнали о ее местонахождении, угадать было несложно: съемки в кино, хоть и без фотографий на плакатах, всё равно несут риск.

Кира посмотрела на фото автора на обложке: немолодой красивый мужчина с седой бородкой и умными глазами за стеклами очков в тонкой оправе — попыталась вспомнить Хартум, где он вроде с ней пересекся, но ничего из памяти не всплыло, и она легла спать.

За ночь тоже ничего не вспомнилось, и днем, в перерыве между съемками, она покопалась в интернете и без труда нашла фото писателя в молодости. Тут всё встало на свои места. Да, с очкариком в бело-синей ковбойке она пересекалась.

Африка, 70-е годы XX века
История эта началась встречей где-то в Неаполе с Джереми Декстером. Они сидели в кофейне на берегу моря, была жара, но бриз помогал не обращать на нее внимание. Джереми рассказывал ей о ценностях, оставленных в Африке одним исчезнувшим семейством. У нее как раз случился финансовый кризис и «ценности» были ей очень кстати.

Декстер был из тех, кому она доверяла, то есть никакого коварства от него можно было не ожидать, в отличие от легкомыслия, с которым он умел вляпаться в неприятности. Так что надо было по возможности проверить рассказанную историю, всё обдумать и быть готовой к проблемам. Они договорились о распределении обязанностей и доходов, и перед тем, как расстаться, она спросила, почему он обратился именно к ней.

— Ну, я же тебя знаю. Если получится, что там ничего нет, ты мне голову рубить не кинешься.
И оба рассмеялись.

Вся история оказалась правдой: клад они нашли, достаточно легко добыли его и спокойно поделили. Окрыленный успехом, Джереми полетел в свою любимую Южную Америку, Кира же не смогла купить билет на ближайший (и на следующий, кстати, тоже) рейс в Европу и решила, что это прекрасная возможность поближе посмотреть на Африку.

Посмотрела. Через два дня город был захвачен двумя воюющими между собой группировками. Гостиница оказалась в одной зоне контроля, аэропорт — в другой. Половина постояльцев из тех, кто здесь имел дела и в племенных группировках разбирался, исчезли из гостиницы сразу. Зато появились усталые люди, выбравшиеся из провинции. Среди них и очкарик в пропотевшей ковбойке и с потрепанным рюкзаком.

Кто-то из постояльцев решил оставаться в гостинице, кто-то предпочел купить у хозяина микроавтобус и выбираться на нем к границе. Кира, подчиняясь инстинкту, присоединилась к этой группе. Часов за шесть они почти доехали до границы, но тут везение прекратилось — их обстреляли.


Она ожила на обочине дороги, рядом лежали два трупа, трое живых сидели рядом с автобусом в окружении пятерых местных, что-то обсуждавших, размахивая руками.

Кира проверила, что с ней осталось. Меч был в сумке, но нож с ней. Этого мало. С другой стороны скоро стемнеет. Она осторожно поменяла позу, сгруппировалась так, чтобы быстро вскочить и действовать.

Двое направились к трупам на обочине, радостно похохатывая, у одного из них болтался на боку "Узи", у второго в руках было что-то вроде топора с длинным лезвием. У тех трех, что остались стоять на дороге, виднелись одна винтовка и один автомат побольше "Узи".

"Топором машет для того, о чем подумалось? Всё, подошли, теперь только действовать."

Распрямившись как пружина, она ударила автоматчика ножом в горло и ногой в живот другого, и успела подхватить автомат раньше, чем его прижало телом. Короткая очередь в барахтающегося на земле и длинная в стоящих на дороге. На чем патроны и кончились.

Бросив автомат и подхватив с земли топор, она бросилась к дороге, ожидая, что сейчас ее прошьют пули. Но очкарик не растерялся, и когда она подбежала, автомат был у него в руках, один из бандитов — повстанцев? — лежал на земле, двое других уже скрылись в кустарнике.

Потом вскочила с земли женщина и стала орать на очкарика, что всё из-за него, что если бы не он, то их бы отпустили… пока медленно поднявшийся, раненный мужчина, кажется ее муж, не обнял ее.

— Вас не убили? — спросил очкарик Киру.
— Как видите. Контузия, наверное. — Эта фраза у нее с некоторых пор была заготовленной для таких случаев. — Почему мадам обвиняла вас?
— Я журналист, она думает, что из-за нас все беды.
Кира усмехнулась, но обсудить роль прессы можно было и потом:
— Как думаете — это просто бандиты или из какой-то группировки? Их лагерь, база близко?


* * *
— Ник!
— Да?
— Письмо от девушки, похожей на дочку Валентайна. Приедет на днях.

Ник покосился подозрительно. Аманда вздохнула. Но только внутренне — внешне она оставалась легкомысленно-умиротворенной. Вообще-то убедительно выглядеть и не показывать, что у тебя внутри, всегда правильно. Но с Ником хотелось быть полностью искренней, открытой, а в ответ, обычно, следовало недоверие.

— У тебя есть ее фото?
— Нет. Приедет — сравнишь. Зато могу продемонстрировать видео.

Пощелкав клавишами, она вывела на монитор изображение. Женщина в длинном пышном платье кралась по карнизу замка, затем, уже без всякого карниза и веревки карабкалась на башню, ветер раздувал платье, грозя сбросить героиню вниз.

— Это же "Принцесса севера".
— Именно. Кира дублировала главную героиню.
Ник хмыкнул и несколько смягчился.
— Запусти еще раз.
Аманда запустила, а сама отошла и вроде как стала что-то искать в бюро.
— Здорово, — резюмировал Ник. — А ты давно ее знаешь?
— Первый раз встретились не помню когда, с тех пор пересекались изредка. Ник, пока она подходит по внешности, а согласится или нет — решать ей.
— Конечно. И вопрос — сможет ли.
— Ну, если столько лет прожила, то наверно сможет.

@темы: Горец

21:49 

Время – моя дорога (продолжение)

Англия, Скарборо, конец ХIХ века
Аманда уже не помнила, что привело ее в Скарборо. Кто-то сказал, что это модный курорт, и тут собираются сливки общества.

Ей хватило дня, чтобы убедиться — это не Лазурный берег и даже не Бат. К тому же зарядил мелкий, противный дождь. Возмущенная всем этим обманом, она все-таки не уехала сразу, даже пошла на прием, устроенный в холле гостиницы, и тут почувствовала Зов.

В первый момент она решила, что ко всем неприятностям еще и это. Неприметно оглядываясь, Аманда обнаружила молодую даму, одетую скромно, но державшуюся без стеснения. Дама кивнула Аманде, и та пошла так, чтобы вроде мимо, но можно и остановиться.

— Простите, мне кажется, нас знакомили, — сказала дама, и голос ее сразу Аманде вспомнился.
— О, это вы! — действительно, она не сразу узнала Киру в современном платье и с кудрями. На самом деле волосы у той были прямые.

Аманда не помнила, в каких отношениях они расстались в последний раз, но когда встречаешься с промежутками в столетия, детали можно и забыть.

Впрочем, Кира глядела приветливо, они сообщили друг другу нынешние имена и договорились, откуда знакомы. Как раз вовремя — к Кире, ее сейчас звали Сара-Джейн, подошел светловолосый, довольно красивый, но слишком бледный мужчина, оказавшийся ее супругом. Аманде такие типы никогда не нравились, что не помешало ей улыбаться, болтать и строить глазки.

До отъезда дамы встретились еще раза два, Аманда поняла, что Кира мужа любит, и спросила:
— А он знает, кто ты?
— Нет.
— Ну, ты ведь понимаешь, какие могут быть проблемы.
Кира вздохнула:
— Конечно, но видишь ли, Альберт человек очень религиозный…
— Я заметила.

Кира молчала некоторое время, подбирая слова, потом пояснила:
— Он не клерикал, но библия — основа всего, а согласись, про бессмертных там кое-что есть. И если я расскажу ему о себе, то его сознание будет биться между двумя возможностями — ангел или демон. И это серьезно.


* * *

— Пани Кира! Для вас почта.
— Спасибо, пан Витольд.

Кира слегка удивилась, поскольку никому этот адрес не давала. Она взяла конверт и пакет и углубилась в коридоры студии Баррандов, где уже второй год работала в группе каскадеров. Едва она зашла в павильон, как ее окликнул Мартин — старший в их команде — и велел одеваться. Режиссер уже на месте, а старлетка, которую она подменяла в трюках, задерживается, так что Кире пока придется посниматься вместо нее. Пошла текучка, к которой Бессмертная уже привыкла, и которая ей пока нравилась.

День получился суматошный, и про почту она вспомнила только вечером. Письмо было от Аманды, которая приглашала ее в Париж, обсудить какой-то контракт на охрану. Дорога оплачивалась.

Северная Италия, начало XIV века
Кира въехала в город хорошо за полдень, верхом, одетая в мужской костюм, с чинкуэдо за спиной и второй лошадью в поводу. Многодневная гонка была закончена, мальчик доставлен родственникам, деньги заработаны, теперь ей больше всего хотелось отдохнуть, а для начала выспаться. А если на чистых простынях…

Она завернула в одну гостиницу, в другую, но везде было занято: правящий герцог собрался воевать, и набираемые им наемники располагались, где могли. Ей советовали поискать в центре, где такому богатому молодому человеку самое место. Или снять комнату в каком-нибудь доме.

Направляясь к центру, она почувствовала Зов. Он шел от одного из домов, но поглядев в окна, она никого не заметила. Сила Зова уменьшилась, а затем снова возросла. Кира оглянулась и увидела, что за ней следует женщина в красном платье и наброшенном на голову покрывале.

— Здравствуйте, благородный сеньор. Вы, наверное, ищете пристанище? Я тоже приезжая и могу предложить вам разделить кров.
— Как вас зовут? Мне кажется, мы уже встречались…
— Я Аманда. Верно! Ты приезжала к Ребекке! Твое имя...
— Можешь звать Кира. Я не выдаю себя за мужчину, просто обстоятельства последних дней заставили носить эту одежду.
— Отлично! Дом чистый, комната большая, хозяйке я скажу, что ты моя родственница…
— А лошадей есть куда поставить?
— Конюшни нет, но на заднем дворе подержать денек можно.


Вымыться не получилось, есть не хотелось, но кровать была большой и с чистым бельем. Она заснула почти сразу, устроив под руку чинкуэдо. Сквозь сон объяснила несколько недоумевавшей Аманде, что тоже предпочитает нормальные мечи, но ее сломан, так что приходится использовать эту штуку.


Проснувшись поздним утром, она обнаружила себя в той же кровати с чинкуэдо под боком. Аманды поблизости не было, а на стуле, где она вчера оставила свою одежду, висел ее камисоль и то самое красное платье Аманды. Кира проверила: зашитые в камисоль золотые монеты и несколько жемчужин были на месте, кошелек, несколько похудевший, лежал рядом, но ни штанов, ни сапог. Зато кроме платья обнаружились длинная белая сорочка тонкого полотна и ношенные замшевые туфли. Такой странный обмен, при сохранении денег, походил на шутку. Кира усмехнулась и стала одеваться в оставленную одежду, решив, что скоро разберется.

Она доплетала косу, когда почувствовала Зов. Думая, что вернулась Аманда, и сейчас она получит какое-то объяснение, Кира ждала, но дверь резко распахнулась, и в комнате оказался сердитый Бессмертный с мечом в руке.

— Ах ты, негодяйка! — взревел он и тут же осекся, уставившись на Киру. А та, памятуя, что меч у нее короткий, да и тот не в руке, а всё еще на кровати, ответила ему как можно более любезной улыбкой.
— Извините, сеньор, но кажется мы ищем одного и того же человека.
— На вас ее платье.
— Я нашла его на месте своей одежды.
— Где она? — нахмурился незнакомец — Я преследую ее за то, что она украла у меня очень ценную, можно сказать, священную вещь.
— Сеньор, клянусь, я видела ее вчера второй раз в жизни. Она пригласила меня разделить эту комнату, а утром ее здесь не было. Я хотела спуститься к хозяйке и узнать, где она. После ваших слов я опасаюсь, не забрала ли она, кроме моей одежды, еще и лошадей.

Все это она произнесла очень спокойно и неспешно, заставляя самим тоном человека успокоиться.
Спускаться им не пришлось. Хозяйка, вероятно слушавшая их разговор из-за двери, вошла и сказала, что сеньорина действительно уехала на лошади, но вторую лошадь она оставила. И что обещала вернуться к обеду, но если она не приедет, то платить придется оставшейся сеньорине, иначе она позовет стражу, здесь ее все знают как честную женщину.

@темы: Горец

21:45 

Время — моя дорога

Закончилась Летняя фандомная битва. Я написала больше, чем ожидала, что радует. С одним текстом получилось немного странно: он не очень понравился большинству коллег по команде, но предложений, как его переделать, практически, не поступило, да и всё равно - на улучшение не было ни мыслей, ни времени. Тем ни менее текст получил оценку от читателей выше, чем другие мои тексты. Я не знаю, буду ли к нему возвращаться, пока просто выкладываю его здесь.

Бета: dhampir
Размер: миди, 4066 слов
Персонажи: Кира ("Горец", 6 сезон, 5 серия), Аманда, Ник Вольф, Джереми Декстер ("Горец. Ворон", 18 серия)
Рейтинг: PG
Примечание: Таймлайн — приблизительно через год после инициации Ника.

Время — моя дорога


Обычно Аманда работала одна. В тех редких случаях, когда одной было не справиться, и приходилось привлекать кого-то еще, то практически всегда, закончив операцию, они расставались. Но одно дело — ограбление банка. И совсем другое — детективное агентство. Ник отсутствовал почти месяц. И не то, чтобы это становилось проблемой, но определенное беспокойство начало вызывать. К счастью звонок от Вольфа, что дела закончены, и он возвращается в Париж, случился раньше, чем Аманда решила взяться за его поиски.

Приехать он должен был к вечеру, так что она решила совместить отчет с ужином, который частично заказала, частично приготовила сама. Аманда постаралась создать атмосферу светско-домашнюю. Впрочем, Ник был голоден и поглощал еду, не отвлекаясь на салфетки и украшения на бокалах.

— Так что за дополнительная работа для Валентайна? Я не поняла.
— Через полгода ему снова потребуется телохранитель для дочери, но… он хочет, чтобы это была женщина и максимально похожая на его дочь.
Аманда откинулась на спинку дивана:
— И зачем это надо?
— С его слов, чтобы вводить в заблуждение его недругов, но… мне это не сильно нравится. Надо или отказываться, или поискать бессмертную на эту работу.

Аманда попросила фото Франки Валентайн: молоденькая, довольно красивая блондинка с кудряшками. Кого-то она ей напоминала.
— Я подержу фото у себя. Может, придумаю что-нибудь.
* * *

Прошло несколько дней, но Аманда никак не могла вспомнить, кого ей напоминала дочь Валентайна. Поскольку времени до принятия решения хватало, она позволила своей памяти бродить среди образов прошлого самостоятельно, но почему-то мысленные странствия выходили на Ребекку. Воспоминание о наставнице потянуло за собой желание побывать в парке, что был теперь устроен вокруг развалин ее замка. Правда, погода была явно не для прогулок, но она всё-таки поехала в расположенный на краю парка развлекательный комплекс. Из кафе на верхнем этаже открывался вид на стены и начавшую пробиваться травку.

— Что закажет мадемуазель?
— Кофе и сырную тарелку.
— Наш повар…
— Нет, нет. Не беспокойте повара, пожалуйста! — ей сейчас совершенно не нужен был повар, рассуждающий о сыре. Конечно, еда для французов — это почти религия, но сегодня она обойдется.

Глядя на развалины, почти не замечая вкуса сыров и радуясь крепости кофе, она пыталась вспомнить нужное лицо. Но вместо этого мысли сами собой перекинулись на Ника. Ему было необходимо настоящее обучение, а он считал, что походов в секцию фехтования достаточно. Вот если бы его взял в ученики Дункан… "В конце концов, Ник ничем на Ричи не походит, мог бы и взять", — подумала Аманда сердито. Но Горец где-то странствовал. Проще было разыскать Митоса, но тот тоже не хотел никаких учеников. Конечно, его можно было уговорить, а лучше потребовать, если он ей должен. Аманда подумала, повспоминала и вздохнула — тему, кто кому должен, лучше было не поднимать.

И уже выйдя из зала, она вспомнила, кого ей напоминала Франка Валентайн. Та бессмертная, заехавшая в гости к Ребекке, носившая мужскую одежду, хотя в те времена за это и на костре сжечь могли. Тогдашняя встреча получилась короткой, а из ответов Ребекки выходило, что Кира не была ей ни ученицей, ни подругой — просто знакомая.

Аманда спустилась прозрачным лифтом на стоянку, вывела машину и поехала, выбирая незагруженные улицы. С Кирой она потом встречалась, последний раз лет сто или чуть больше тому назад.

@темы: Горец

steppe-wind

главная